Библиотека

О различии между Законом и Евангелием и о проповеди О различии между Законом и Евангелием и о проповеди
Автор: Бавинк Герман
Язык: ru
Жанр: religion_rel

Случайный отрывок из книги :

Нижеследующий материал представляет собой перевод 520 и 521 параграфов «Реформатской догматики» (Gereformeerde Dogmatiek) Бавинка (третье неизмененное издание, том 4, Kampen, J. H. Kok, 1918, стр. 489-498). Пунктуация, длина предложений и разделы параграфов изменены редактором для простоты чтения. Подстрочные примечания Бавинка включены в текст, помещенный в скобки, в форме сжатого пересказа.

Эти два раздела представляют собой часть 10 главы «О средствах благодати». Бавинк открывает эту главу 56 разделом «Слово как средство благодати». В данном разделе представлены прекрасные высказывания Бавинка о силе Слова в деле возрождения, а также о Церкви, как о «колыбели» этого процесса. В этом разделе также рассматривается Слово Божье как Закон и как Евангелие.

Русский перевод был осуществлен на основании английского перевода оригинала на голландском языке. Перевод на английский язык был осуществлен доктором Нельсоном Д. Клоостерманом, профессором этики и Нового Завета Реформатской семинарии Центральной Америки.

Первым и наиглавнейшим средством благодати является Слово Божье. В этом вопросе лютеране и реформаты согласны друг с другом. Тем не менее, реформатские богословы не обсуждают Слово Божье в контексте средств благодати, так как оно рассматривается в другом богословском разделе (ссылка на Кальвина «Наставления» 2:7-9, и др.). Таким же образом дело обстоит и с рассмотрением Закона во взаимосвязи с заветом дел, и Евангелия во взаимосвязи с заветом благодати (ссылка на работу Марка и «многих других»).

Такой необычный метод рассмотрения не означает, что реформаты не признают Слово Божье средством благодати, так как они многократно утверждают обратное (ссылка на 24 гл. Бельгийского исповедания; Гейдельбергский катехизис, 65 вопрос/ответ). На основании этого факта можно сделать вывод, что для реформатских богословов Слово Божье обладает намного большей значимостью, чем если бы оно было только средством благодати в узком смысле этого слова. Слово Божье следует отличать от таинства частично на основании того, что последнее служит для укрепления нашей веры и таким образом играет важную роль только в контексте Церкви. Но Слово Божье как в форме Закона, так и Евангелия представляет собой откровение воли Божьей, будучи проявлением завета дел и завета благодати. Оно обращается ко всем людям и творениям и имеет всеобщее значение. Таинство может быть совершено только законно избранным служителем в собрании верующих, а Слово Божье не ограничивается таким собранием. Ведь оно обладает различными функциями. Как средство благодати, наряду с таинством, Слово Божье обсуждается постольку, поскольку оно открыто проповедуется учителем. В таком случае ударение делается на Слове, проповедуемом во Имя Бога властью Его повеления. Но, как правило, люди сталкиваются со Словом дома, в школе, при общении и в книгах намного раньше, чем они услышат его в церкви. В таком случае, публичное провозглашение Слова едва ли содержит всю силу, исходящую от Слова Божьего. Оно служит также для дарования веры тем, кто все еще не обладает ею. Но в большей мере Слово Божье укрепляет веру в верующих в их собраниях. В христианском обществе Слово Божье достигает людей разнообразными способами, с разных сторон. Оно окружает человека с момента его рождения. Да, Бог часто направляет Слово в сердца детей еще до того как пробудится их сознание, дабы возродить их и освятить.

Однако следует помнить, что Бог пишет деяния Своего Закона в сердце каждого человека с момента его появления на этот свет. Поэтому нам следует видеть отличия между Словом Божьим и Святым Писанием. Не в том смысле, что Слово Божье находится только в Святом Писании, а Писание само по себе не является Словом Божьим. Но в другом смысле, что Слово Божье, зачастую даже в большинстве случаев, не достигает нас в качестве и форме Писания. Оно взято из Писания и заложено в сознании Церкви, и из этого сознания изливается на разных людей, дабы достигнуть своей цели в форме увещевания и обращения, наставления и назидания, книги и работы, трактатов и призывов. За этим Словом всегда стоит Бог. Он в разных формах направляет его к людям и таким образом призывает их к обращению и к жизни. В Святом Писании выражение «Слово Божье» никогда не отождествляется с самим Писанием, несмотря на то, что оно, вне сомнения, является Словом Божьим. Вспоминаются несколько текстов, в которых выражение «Слово Божье» прилагается к части Святого Писания, например, к записанному Закону. Однако во всех остальных случаях выражение «Слово Божье», используемое в Писании, не относится к самому Писанию, что оправданно, так как в то время Писание еще не было завершено. Итак, выражение «Слово Божье» имеет разные значения в Святом Писании. Оно может относиться к силе Божьей, которой Он творит и поддерживает этот мир, к Его откровению пророкам, к содержанию Его откровений или к Евангелию, провозглашаемому апостолами. Тем не менее, оно всегда остается Словом Божьим, не просто звуком, но силой, не просто информацией, но и исполнением Божьей воли (Ис. 55:11). Бог сотворил и поддерживает наш мир Своим Словом (Быт. 1:3, Пс. 32:6, 147:5, Ис. 48:13, Рим. 4:17, 2 Кор. 4:6, Евр. 1:3, 11:3), этим Словом Иисус успокаивает бушующее море (Мк. 4:38), исцеляет больных (Мф. 8:16), изгоняет бесов (Мф. 9:6) и воскрешает мертвых (Лк. 7:14, 8:54, Ин. 5:25, 28, 11:43 и т.д.). Этим же Словом Он действует в нравственной и духовной областях.

Слово, которое использует Бог для провозглашения и исполнения Своей воли в нравственной и духовной областях, можно назвать Законом и Евангелием. Когда Иисус явился на эту землю, дабы провозгласить пришествие Царства, обещанного в Ветхом Завете (Мк. 1:15), возвестить Евангелие прощения грехов и спасения мытарям и грешникам, нищим и заключенным в темницах (Мф. 5:1, 11:5, 28:30, Лк. 4:18-19, 19:10 и т. д.), Его учение противоречило фарисейскому, законническому взгляду на религию, который господствовал в то время в Израиле.

Несмотря на то, что Иисус отвергал человеческие выдумки древних (Мф. 5;21, 15:9) и придерживался иного взгляда на убийство (Мф. 5:16), прелюбодеяния (5:27), клятвы (5:33), пост (6:16), развод (19:9), субботы (Мк. 2:27), тем не менее, Он поддерживал весь Закон, даже его обрядовые стороны (Мф. 5:23-24, 17:24-27, 23:2,3, 23, Мк. 1:44, 11:16). Он объяснял его духовное значение (Мф. 5-7), подчеркивал нравственное содержание, назвал любовь к Богу и ближнему его сутью (Мф. 7:12, 9:13, 12:7, Мк. 7:15, 12:28-34) и пожелал иной праведности, отличной от праведности книжников и фарисеев (Мф. 5:20). «Тот, Кто больше храма» (Мф. 12:6) полностью подчинился Закону (Мф. 3:15) и в совершенстве исполнил Закон и Пророков (Мф. 5:17). Хотя Иисус никогда не стремился упразднить Закон, Он знал, что Его ученики внутренне свободны от Закона (Мф. 17:26), Его Церковь основана не на Законе, а на исповедании Его мессианства (Мф. 16:18), В Его Крови заключен новый завет (Мф. 26:28), ибо новое вино требует новых мехов (Мф. 9:17), и что дни Храма, народа и Закона уже сочтены (Мк. 13:2). Следует отметить, что Иисус желал не революционного свержения законодательной диспенсации Ветхого Завета, а реформации и обновления, которое произойдет от ее полного исполнения.

Так на самом деле и произошло. Церковь в Иерусалиме поначалу еще была связана с Храмом и Законом (Деян. 2:46, 3:1, 10:14, 21:20, 22:12). Однако, новое видение мало-помалу приобретало четкие очертания. С того времени как язычники начали обращаться ко Христу, возник вопрос о значимости Закона Моисея. Апостол Павел первым пришел к пониманию того факта, что в смерти Христа рукописание, которое было против нас, уничтожено полностью (Кол. 2:14).

Павел всегда понимал под законом nomos (за исключением, напр. Рим. 3:27, Гал. 6:2) Моисеев Закон, всю Тору, включая обрядовые постановления (Рим. 9:4, Гал. 2:12, 4:10, 5:3, Фил. 3:5-6). Он описывал этот Закон не так, как автор Послания к Евреям (несовершенный, подготовительный, ветхозаветная диспенсация завета благодати, которая исчезла с появлением великого Первосвященника и поручительство лучшего завета), но как откровение Божьей воли, как религиозно-нравственное требование или обязательство, как желаемое Богом управление отношениями между Ним и человеком. Относительно этого Закона, понимаемого в таком свете, Павел учил, что он свят, благ и является даром Божьим (Рим. 2:18, 7:22,25, 9:4, 2 Кор. 3:3,7). Но вместо того, чтобы быть способным, как утверждали фарисеи, произвести праведность, закон, ослабленный плотью, бессилен (Рим. 8:3), возбуждает желание (Рим. 7:7-8), увеличивает преступления (Рим. 5:20, Гал. 3:19), навлекает гнев, проклятие и смерть (Рим. 4:15, 2 Кор. 3:6, Гал. 3:10), и он был введен на определенное время по педагогическим причинам (Рим. 5:20, Гал. 3:19,24, 4:2-3).

Таким образом, этот Закон достиг своего апогея во Христе, обетованном Семени (Рим. 10:4). Благодаря этому, верующий свободен от Закона (Гал. 4:26, 5:1). Ведь он искуплен Христом от проклятия Закона (Гал. 3:13, 4:5), приняв Духа усыновления, Духа свободы (Рим. 8:15, 2 Кор. 3:16-17, Гал. 5:18).

Читать полностью

Дополнительная информация

Все материалы, книги, новости, статьи и поздравления взяты из свободных источников в интернете или добавлены нашими пользователями. Если вы считаете, что тот или иной материал ущемляет ваши авторские права - свяжитесь с администрацией сайта. По требованию автора статья может быть удалена или добавлена ссылка на первоисточник.

Колонка редактора